среда, 3 июня 2015 г.

Свободный рынок на деньги госбюджета.

Элемент аккумулятора электромобиля Tesla Model S

Государственный частник или частное государство.

В конце двадцатого, в начале двадцать первого века начала таять иллюзия (или имитация) независимости частного рынка от государства. И все более неубедительным становится тезис о том, что именно частная инициатива, а не государство двигает научно-технический прогресс.
Группа "КМ" предлагает читателям ознакомится с примерами, когда государство оказывает прямую помощь и поддержку "частной инициативе":


Так предприниматель Элон Маск построил состояние многомиллиардных компаний, которые делают электрические автомобили, продают солнечные панели и запускают ракеты в космос.
Он построил эти компании с помощью миллиардов в правительственных субсидий.

Растущая империя Элон Маска подпитывается $ 4,9 млрд государственных субсидий.

Tesla и SolarCity продолжают сообщать чистые убытки после десяти лет в бизнесе, но запасы обеих компаний взлетели на их потенциал; Акций мускуса в одиночку фирм стоит около $ 10 млрд. (SpaceX, частная компания, не публично сообщить финансовые показатели).

Но можно взглянуть шире: продукты компании, включая пресловутый iPhone, по уши в технологиях, разработанных за счёт американского государства. Интернет, как все помнят, появился из того, что после запуска СССР первого спутника Земли американские военные внезапно поняли, что ядерные боеголовки могут прилететь в любое время — и для защиты нужна надёжная сетевая система передачи информации. Дальше шло по накатанной: Управление перспективных исследований Министерства обороны США (DARPA) и т. д. GPS — чисто военная разработка. Тачскрины? — Гранты Отдела научных исследованийВоенно-воздушных сил и Военно-морского флота США. Siri? — Прямое использовании Apple (которая этого и не скрывала) CALO, технологии, созданной на деньги той же DARPA.

И если бы только iPhone... Правительственные Национальные институты здравоохранения США в год тратят примерно $30 млрд на новые лекарства и биотехнологические исследования; три четверти финансирования, идущего на создание новых лекарств в Штатах, — это их деньги.

Google? Сергей Брин, ещё будучи студентом Стэнфорда, работал по программе Digital Library Initiative Национального научного фонда при правительстве США. Как и Ларри Пейдж, конечно. Именно тогда был создан прототип PageRank. Да что там, первый адрес «Гугла», как помнит старшее поколение, был google.stanford.edu, а вовсе не google.com.

Идём дальше. Кто главный инвестор в «зелёную» энергетику в Германии? — Банк Kreditanstalt für Wiederaufbau, полностью государственный. В КНР? — Госбанки. В Бразилии? — Госбанки. К слову, те же Германия и КНР — нынешниелидеры рынка альтернативной энергетики.

Конечно, можно возразить: SpaceX, Tesla Motors... Ракета Falcon 1 была создана без участия госсредств, хотя потом государство расщедрилось на заказы. Но стоит заметить, что речь здесь идёт не столько об инновациях, сколько об инженерных задачах: РН SpaceX пока сравнительно близки к обычным, да и электромобилям уже больше 100 лет. Дело скорее в том, как эти идеи были использованы в конкретных конструкциях: компания г-на Маска действительно делает ракеты дешевле любых других американских, а Tesla Motors по продажам в Калифорнии уже побила Buick, Cadillac, Chrysler, Fiat, Jaguar, Land Rover, Lincoln, Mitsubishi, Porsche и Volvo. Но пока тут нет принципиально новых технологий: как и в случае подлодок XXI серии, просто удалось смешать уже имевшиеся компоненты в самой удачной пропорции.

А вот чтобы создать что-то, что не готово сразу идти на рынок, но однажды сможет устроить индустриальную революцию, нужен помощник, и пока нет никого лучше государства. Даже если это США, выставляемые иными российскими идеалистами едва ли не иконой либертарианства.

Мариана Маццукато (Mariana Mazzucato), экономист из Сассекского университета (Великобритания), уверена: с реальным сектором в смысле инноваций происходит то же самое, что случилось с финансовым сектором несколько лет назад. А именно приватизация прибылей и национализация рисков. Причём вполне лобовые: та же Apple держит в офшорах более $100 млрд, то есть две трети своих денег. Итог: соответствующий комитет Сената США обвиняет компанию в уклонении от налогов на $44 млрд за последние четыре года.

Вот только доказать это в суде не получится: Apple действовала через лазейки в законодательстве, а потому формально невинна. В Google, конечно, публика не глупее: вспомним ирландские «промежуточные» компании, после которых деньги уходят на Бермуды. При этом вложения в НИОКР у частных штатовских фирм планомерно снижаются весь XXI век, а доля государства в этом процессе растёт.

Схожая статья по теме: Частный космос на деньги и технологии Государства